сайт про бизнес, недвижимость, производство и деловые услуги

Приватизация садовых участков

Приватизация садовых участков

Россия ввозит из-за рубежа 65% всего потребляемого продовольствия. При этом 62% продовольствия в стране производится в садоводствах и на личных приусадебных хозяйствах. Сколько всего садоводств в Питере и Ленобласти? Будут ли в них свет, газ и нормальные дороги? Как приватизировать свои «6 соток»?

На эти и другие актуальные вопросы журналу «Загородное обозрение» ответил глава Союза садоводов России, начальник Управления по развитию садоводства и огородничества администрации Санкт-Петербурга Василий ЗАХАРЬЯЩЕВ.

Василий Иванович, самый больной вопрос – приватизация садоводств. Ходят слухи, что срок ее будет продлен, а для самих садоводов правительство готовит «амнистию». Это так?

Скорее всего – да. Для садоводов это хорошая новость. Правительство приняло решение о переносе даты окончания приватизации на 1 января 2009 года. И это логично: в законах о Земельном кадастре и о земле нет ни слова о том, что садоводам-землевладельцам (индивидуальным лицам) надлежит в обязательном порядке провести земельные кадастровые работы. Сказано другое: юридические лица, а к таковым относятся и садоводства, должны до 1 января 2006 года привести свою документацию в соответствие с земельным законодательством, то есть иметь кадастровые планы, межевые дела, зарегистрировать свою собственность, а главное – провести разделение на земли общего пользования и земли личных владельцев участков. Более того, в законах вообще нет упоминания о приватизации, а есть лишь определение двух понятий землепользования: «собственность» и «аренда». Предполагалось под это разделение подвести всех юридических лиц – кто живет и работает на земле. При этом у садоводов не собирались отнимать землю, а, наоборот, хотели ее «дать». Но вышло иначе – Росимущество и Росземкадастр невероятно усложнили всю процедуру. Миллионы садоводов попали в прокрустово ложе бюрократических препон, в котором они сегодня и мытарятся. А пока государство бездействует, частные структуры устанавливают свои тарифы на кадастровые работы. Расценки колеблются от 5 до 15 тыс. руб. за участок. А ведь две трети садоводов в
России – пенсионеры, ветераны войны и труда. «Потянут» ли они такое?!

Как же смогли исправить ситуацию?

Вмешался Путин. Летом произошли два важных для садоводов события. «Российская газета» 15 июля 2005 года опубликовала указ президента страны о внесении поправок в закон о земле и кадастровой съемке, согласно которому разрешается делать «облегченную» кадастровую съемку садоводческих участков – визуальную, без помощи специальных инструментов, с привязкой к местным объектам. Теперь можно, допустим, от столба отмерить 20 метров и «привязать» к нему свой участок. А раньше требовалась Балтийская система координат. Иными словами, необходимость запуска ракет с садовых участков отпала. Кроме того, президент в своем послании Федеральному собранию привел жесткий пример: олигархи насоздавали оффшорных компаний, а мы в это время прижали к стенке садоводов, требуя с них последние копейки, и они никак не могут узаконить свои права на гаражи, садовые участки, дачи и т. д. Все поняли, что надо людям создать сносные условия для жизни.

И Правительство РФ бросилось выполнять указания президента. На заседании 30 августа, которое проводил Михаил Фрадков, с докладом выступал Андрей Шаронов, заместитель министра Германа Грефа. Он огласил ряд поправок, которые предполагается внести в Закон о земле, – об упрощении системы приватизации и легализации садовых участков («самостроя»). Это, как громко прозвучало, – «амнистия садоводам», всем, кто как бы самовольно получил участки и построил на них дома, не имея на то соответствующих документов или просто несвоевременно их оформив. Судя по последним заверениям правительства, теперь можно даже задним числом оформить «самозахват».

Такое решение вызвало шок в стране. Нас, садоводов, сначала объявили преступниками, а потом амнистировали. Государство само ужесточило порядок регистрации собственности граждан. Но «монетизация садоводств» не прошла.

Так что вы посоветуете садоводам? Ждать или изыскивать немалые средства на оплату кадастрового плана?

Лучше немного пождать. До Нового года все законодательные акты в данной сфере приостановлены – Госдума рассматривает поправки по упрощению передачи земли садоводам. Скорее всего, с 1 января 2006 года нам придется внести за свои «сотки» не больше 500 рублей за всю процедуру, и в одно окно. Не то что теперь. А если кому-то нужно срочно продать собственный участок, придется сделать кадастровую съемку и оформить межевое дело по сегодняшним тарифам. Или повременить со сделкой.

Сколько всего садоводов в России?

По последним данным Росимущества, сегодня в стране 24 млн семей-садоводов и огородников, десятки миллионов владельцев приусадебных участков и миллионы огородников. Если быть точным, сегодня в Санкт-Петербурге и Ленинградской области насчитывается 600 тыс. садовых участков и 80 тыс. огородов (113 садоводств или 26 тыс. участков расположены непосредственно в черте города). 300 тыс. семей имеют участки, доставшиеся им по наследству от родителей. Итого 980 тыс. человек. А это значит, что каждый второй горожанин связан с землей. Скажем, мои сын, дочь и жена являются собственниками нашего садового участка и имеют право наследования. Тем более что они там живут, работают, отдыхают, парятся в бане, собирают урожай.

Самый позитивный пример – садоводство ЛОМО в Рощине. Там живет уже третье поколение петербуржцев. Средний возраст жителей – 87 лет, выше чем в Японии. В садоводстве новые дороги, свет, чистейшая вода. Муравейники живы! Финны приезжают любоваться муравейниками.

Вы – чиновник горадминистрации. Чем в Смольном могут реально помочь горожанам, имеющим садовые участки?

Мы не сидим сложа руки, ожидая указаний из Кремля. Недавно впервые в России принята целевая программа «Развитие садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений жителей Санкт-Петербурга на 2003–2010 годы». В ней предусмотрена постепенная трансформация садоводческих товариществ в благоустроенные жилые поселки с муниципальным статусом. Всего на развитие садоводств предполагается выделить до 2010 года 1 млрд рублей. То есть ежегодно по 100 млн. И я свидетельствую: сегодня эта программа выполняется.

На что идут деньги?

В первую очередь на строительство дорог и линий электропередач. Сегодня любое садоводство обязательно нуждается или в детской спортивной площадке, или в медицинском пункте, или в освещении. Пятая часть садоводств не имеет нормальных дорог, четверть – электроснабжения. Из 600 тыс. газифицировано лишь одно. А мы газ гоним за границу!

А что делается конкретно? Каким садоводствам уже повезло?

Позитивные примеры есть. Например, самое крупное садоводство в стране – «Дунай» во Всеволожском районе, где летом проживают более 150 тыс. человек. Ему уже выделено 6 млн рублей, и в этом году еще 5 на достройку водоснабжения. В «Дунай» придет невская вода, очищенная до состояния питьевой. Кроме того, идет массированная мелиорация садоводства в Пупышеве (100 тыс. «жителей»). Поселок в этом году залило: бобры построили плотины, перегородили речки и нарушили водообмен. Срочные мелиоративные работы обойдутся в 5 млн рублей. Взялись за массив «Радофинниково» по дороге в Новгород (50 тыс. «жителей»), где люди сидят без света, воды и дорог. Туда тоже пойдут немалые деньги. Также будут проведены работы в садоводствах «Посадников остров» (Кировский район, 70 тыс. «жителей»), «Плюсские луга» (Выборгский район), садоводствах заводов «Электрон» и «Красный выборжец», Военно-медицинской академии.

Говорят, планируется перевести часть садоводств в черте города в статус индивидуального жилищного строительства. Это так?

Сейчас – нет. Пока в Генеральном плане развития Санкт-Петербурга я такого положения не видел. Губернатор города Валентина Матвиенко и вице-губернатор Людмила Косткина стоят на позиции защиты садоводов. Ни одно садоводство еще не было передано «другому ведомству» или «расприватизировано». Каждый гражданин может получить свидетельство о собственности на свой садовый участок в Санкт-Петербурге. Другое дело, если кто-то хочет прикупить в садоводстве сразу сотню-другую участков. Вот тут возникают вопросы. Как эти участки потом будут использоваться? Может, для казино? А у садоводств единственное целевое назначение – рекреационная зона города.

Остались ли еще в области места, пригодные для садоводств? Или запас уже исчерпан?

Резервов уже мало. Но при желании проблему можно решить кардинально, например, с помощью земель Ржевского военного полигона. Эта территория с великолепными борами и лугами протянулась вдоль Дороги жизни до Ладожского озера и по площади (18 тыс. кв. км) равна Санкт-Петербургу. Если присоединить ее к городу, мы получим новые участки для загородного строительства, еще одну «зеленую» зону и т. п.

А военным она разве не нужна?

Почти нет. У Ленинградского военного округа это гигантское стрельбище, что называется, для галочки. Там уже почти не стреляют. Завод «Арсенал» (сегодня это не секрет) изготавливает в год всего два морских орудия, испытания которых и проходят на Ржевском полигоне. Там же проводят учения омоновцы и войска МВД. Стрельба идет из огнеметов, пулеметов и т. п., а для этого вполне достаточно других полигонов – в Каменке и Ломоносове. В Питере есть семь боевых тиров, где можно стрелять из нарезного оружия. Да, на «Ржевке» (не путать с районом города) находятся склады – семь вагонов патронов образца 2005 года, но утилизировать их – не проблема. Еще говорят, что земля на полигоне заражена. Это неправда. Там никогда не проводились испытания химического и бактериологического оружия. И генералы втихаря от подчиненных до сих пор собирают на полигоне грибы. Вывод: глупо такие земли держать для эпизодических «стрелялок». Лучше скажем спасибо Министерству обороны, что оно сохранило их для нас.

Подведем итоги. Садоводства умирают или, наоборот, возрождаются?

Сейчас кривая пока идет вниз. Недавно Владимир Путин поблагодарил губернатора Валерия Сердюкова за то, что Ленинградская область первая в стране удвоила ВВП. Но какой ценой?! Лишь один «кричащий» факт: Россия ввозит из-за рубежа 65 процентов всего потребляемого продовольствия. При этом Министерство сельского хозяйства признает, что 62 процента всего продовольствия в стране производится в садоводствах и личных подсобных хозяйствах! Прилавки магазинов забиты продуктами, и это создает иллюзию благополучия. Но по большей части они выращены и произведены не у нас. Даже в Ленинградской области, одной из самых развитых по всем показателям, 42 процента пашни выведены из оборота сельскохозяйственных земель. А ведь на их мелиорацию и облагораживание в свое время были потрачены миллиарды.


В отсталой Колумбии каждый желающий может получить «подъемные» 40 долларов на развитие садоводства в столице Боготе. А у нас беженцев переселили из Калмыкии в деревню в Воронежской области. Семья купила корову, коз. Пособие им дали 3 тыс. рублей – можно один раз заправить «мерседес»! И это показывают по телевидению как великое счастье!

С 1 января 2005 года для садоводств снова стал действовать единый социальный налог. То есть садоводы живут за счет тех средств, которые они из собственных пенсий и зарплат выкраивают на поддержание своих участков. Или возьмите другой недавно принятый закон, согласно которому председатель садоводства должен в течение трех дней после переизбрания передать дела преемнику. Сделать это за такой короткий срок невозможно. В итоге процедура приема-передачи происходит формально и ведет к нарушениям строгого учета материальных и хозяйственных дел.

Налоговая инспекция тоже накладывает на садоводства штрафы в десятки тысяч рублей. И все стонут! Садоводческие товарищества обязывают составлять объемные отчеты для налоговых инспекций, к примеру, квартальный отчет – 42 страницы. А теперь появились и новые, для многих трудновыполнимые требования, связанные с затратами, – представлять отчеты в налоговую инспекцию на электронных носителях. Садоводства платят земельный налог, а в отдельных регионах еще и медицинский налог, налог на образование, охрану природы и т. д. Налицо двойные и тройные стандарты налогообложения.


Еще один важный момент. Реализация реформы местного самоуправления в существующем виде может принести садоводам новые неприятности. Для недавно избранных руководителей районного масштаба садоводства представляют лакомый кусок – им грозят дополнительные поборы в местные бюджеты. Во многих садоводствах в сезон проживает до 100–150 тыс. человек – в 20–30 раз больше, чем в населенных пунктах, рядом с которыми они располагаются, и вот представители пунктов-лилипутов будут вершить судьбы садоводств-гулливеров, определяя им налоги, распространяя на них свои законы и положения. Разве это не абсурд?

Садоводческие товарищества, не имеющие должного юридического статуса, уподобляются лагерям беженцев или переселенцев. Милиция относится к загородным жилым массивам спустя рукава, поскольку не должна представлять по ним строгую отчетность. В результате до 80 процентов преступлений в Ленобласти совершается именно в садоводствах. Такой беспредел приводит к гражданскому неповиновению: например, уже более 100 садоводств не имеют председателя, поскольку никто не хочет занимать этот «почетный» пост. Люди вынуждены «добровольно» покидать садоводства: уже заброшены 50 тыс. участков!

Сложилась парадоксальная ситуация: имея такие земельные ресурсы, мы спускаем все на тормозах. Между тем каждый рубль, вложенный в садоводство, приносит государству 20 рублей прибыли.

Как же нам спасти и благоустроить садоводческую Россию?

Выход все же есть: нужно бросить на садоводства часть нефтедолларов из стабилизационного фонда. Допустим, учитель не может сам построить дом за городом. Значит, мы должны дать ему кредит в рассрочку на 20–30 лет. Вся Америка так живет. Бояться не надо! Так мы дали бы работу и строительным организациям, которые возводят сегодня «под ключ» загородные поселения с элементарными бытовыми условиями. Пример из жизни: врач и его жена – учитель построили добротный загородный дом-«сэндвич» себестоимостью 60 долларов квадратный метр. Это доступно любой среднеобеспеченной семье.

Садоводствам нужен статус поселений, который позволит им жить легальной и полноправной жизнью. Конкретный пример: в массиве «Мшинская» Лужского района в год умирает около 80 человек. Но там нет своего кладбища! В садоводствах нужны и отделения банка, где можно получить пенсию, и почта, и медпункт, и пост милиции…

Ваш прогноз: что светит садоводам в ближайшем будущем?

Все зависит от того, как поведет себя власть. Я предлагаю реализовать разработанную Союзом садоводов программу «Садовод России»: она должна освободить владельцев загородных участков от всех видов налогов хотя бы на 10 лет. За это время мы успеем выстроить систему полноценной жизнедеятельности садоводств – цивилизованную инфраструктуру жилых объединений с полноправным статусом муниципальных структур.
 




2006-2019 © allbe.ru