сайт про бизнес, недвижимость, производство и деловые услуги

Уличное освещение

Уличное освещение

Попробуйте как-нибудь поздним вечером пройтись по пешеходным зонам Москвы. Поначалу завороженные, вы вскоре начнете замечать, что искусство «света и тени» проявилось не везде одинаково. Вроде бы один город, один и тот же архитектурный стиль, наконец, сами улицы отделяет друг от друга всего сотня метров, а образ одной улицы явно не дотягивает до образа другой. Но в чем причина, почему так произошло, человеку, далекому от секретов светотехники, вряд ли удастся сформулировать. Любопытствующему горожанину наверняка будет интересно взглянуть на работу визажистов-светотехников, вооружившись комментариями специалиста. А потому давайте совершим прогулку по Камергерскому и Столешникову переулкам вместе с Николаем Ивановичем ЩЕПЕТКОВЫМ, возглавляющим мастерскую архитектурного освещения № 9 Моспроекта-3. Итак, прогулка начинается...

Камергерский и Столешников – переулки-соседи. И реконструкция, и превращение их в пешеходные зоны проводилась почти одновременно. Сначала Столешников, а к юбилею МХАТа – Камергерский. Проект комплексной реконструкции и благоустройства Камергерского переулка разрабатывала мастерская № 3 Моспроекта-2 под руководством архитектора М. Л. Фельдмана. Но тема нашей прогулки – освещение, и потому сосредоточимся именно на ней.

Качество освещения улицы оценивается по нескольким параметрам: общее освещение фонарями (темная улица или светлая), индивидуальная подсветка фасадов отдельных объектов или их фрагментов и, наконец, дизайн элементов осветительных установок и систем. Для оценки этих параметров существует определенный набор объективных показателей: уровень освещенности, яркость поверхностей, цветность света. Их гармонизация становится одной из главных задач проектировщика.

В вечернем городе есть, правда, еще один элемент световой среды – световая реклама, существующая, к сожалению, абсолютно самостийно, обособленно от той исторической застройки, в которую она внедрена. Заказчиками рекламы выступают фирмы, а для них главный критерий – броскость. Реклама, как яркая заплата на смокинге, должна быть заметна всем. И явная дисгармония в контексте окружающей архитектурной среды опять же рекламе на руку – визуальный раздражитель отлично запоминается. Увы, создатель световой рекламы вынужден считаться с требованиями заказчика и практически никогда не согласовывает проект с общей концепцией освещения городских ансамблей. Правда, появилась надежда, что в ближайшем будущем в центре города размещение крупногабаритных рекламных щитов будет строго ограничено. Впрочем, давайте вернемся к нашим переулкам…

Камергерский переулок, на мой взгляд, наиболее удачно освещенная пешеходная зона Москвы. И в контексте нашей прогулки эта удача характеризуется не столько количеством света, сколько качеством освещения. Просмотрите на витрины – даже их световая информация, к счастью довольно скромная по объему и почти не вступающая в противоречие с элементами архитектурной подсветки зданий, никак не выбивается из общего освещения. Здесь и находиться куда приятнее, чем на той же Тверской, – нет многочисленных ярких пятен, нет динамической сутолоки, характерной для транспортной магистрали. А как удалось этого добиться? Для общего освещения улицы был применен белый свет. Существует очевидное правило: пешеходные зоны по эмоциональной окраске – которая создается в основном цветностью света – должны отличаться от транспортных. Желто-золотистый свет натриевых ламп в уличных светильниках стал традиционным сопровождением транспортных пространств. А белый колорит, не искажающий цветопередачу лиц и одежды пешеходов, создает совершенно иную – спокойную – атмосферу, подчеркивает «пешеходность» Камергерского переулка.

На Камергерском транспорта нет, и это позволило применить фонари-торшеры с ртутными лампами. Их здесь ровно столько, сколько требуется, чтобы сформировать уютную среду для прогулок. Не то что на Старом Арбате, о котором без эпитета «офонаревший» уже и не упоминают. И, кстати, обратите внимание: фасады нескольких зданий на Камергерском в той или иной мере выделяются за счет индивидуальной архитектурной подсветки…

Как бы эта улица ни называлась – проезд Художественного театра или Камергерский переулок, самым значительным зданием здесь был и, конечно, остается МХАТ. Поэтому Комитет по охране памятников архитектуры поставил перед нами задачу: не внедряясь в целостность уникального здания конца XIX века, минимальными средствами создать эффектную систему освещения. В то время, когда создавался проект, разнообразие осветительных приборов было весьма ограниченным. Бережное отношение к архитектурному ансамблю продиктовало выбор приборов минимальной величины, не портящих общий вид исторического здания. В «шехтелевских» фонарях установили компактные люминесцентные лампы – не слепящие, менее энергоемкие и более долговечные, чем лампы накаливания. В Москве, кстати, это один из первых случаев применения подобных ламп в установках наружного освещения. На фасаде театра для локальной подсветки его пластических деталей установили светильники прожекторного типа с галогенными лампами накаливания. Приоритет был отдан им из-за их небольшого размера. Под козырьками – прожекторы-«кососветы» с металлогалогенными лампами.

Помимо Комитета по охране памятников, к нам обратилось руководство театра – в то время его возглавлял Олег Ефремов – с рядом пожеланий. В частности, просили предусмотреть освещение окон. На втором этаже, где расположено фойе, шторы всегда задернуты, что создавало впечатление темного, непривлекательного, пустого помещения. Поэтому на перемычках окон смонтировали светильники с люминесцентными лампами, которые и создали эффект освещенного театрального интерьера.

Обратите внимание: перед входом в театр в мостовую «утоплены» два светильника. Подсветка такого типа может высветить скользящим светом фасад здания. А если поставить достаточно мощные приборы, то при относительно небольшой высоте карнизов можно было бы осветить и их, что очень важно для создания силуэта. Но в пешеходных зонах злоупотреблять подземными приборами нельзя – изобилие света, бьющего из-под земли, ослепляет пешеходов. Чем мощнее приборы и чем больше их, тем больший дискомфорт они создают для прохожих.

В освещении переулка использована довольно широкая палитра осветительных приборов. Все они рассчитаны минимум на шесть лет беспрерывной эксплуатации. Допускаю, что во время капитального ремонта осветительных систем приборы будут заменены другими – более совершенными, такими, которые изменят общий световой дизайн. Но и сейчас Камергерский переулок привлекает москвичей своей камерностью.

Летом по обе стороны улицы открываются многочисленные уличные ресторанчики и кафе. Расположенные в самом центре города и в то же время изолированные от шума и грязи транспортной магистрали, они привлекают большое количество посетителей. Возможно, Камергерский отберет у Арбата статус лучшей пешеходной зоны Москвы. Согласитесь, он куда интеллигентней, деликатней, аристократичней, что ли. В нем нет «сувенирной» суеты Арбата, ориентированного сугубо на иностранцев, а есть комфортная изысканная простота.

В городской среде одна улица «перетекает» в другую, и потому важно создать систему ориентиров. Для Столешникова переулка ориентиром должно быть здание мэрии (бывшего Моссовета), завершающее перспективу переулка при движении от Петровки. Но, несмотря на свою градостроительную значимость и историческую ценность, это здание не имеет достаточной доминанты для подсветки. Проектировщики предлагали дополнительно залить фасад мэрии лучами мощных прожекторов с соседних домов, но по техническим причинам эту идею полноценно воплотить не удалось.

Доминантами в освещении Столешникова переулка могли бы стать также церковь Космы и Дамиана, построенная еще в XIV веке (это в самом начале переулка, возле ресторана «Арагви»), и небольшая часовня-новодел в конце переулка, у Петровки. Но и их по ряду причин не удалось полномасштабно включить в общую световую композицию.

В подсветке церквей очень важно подчеркнуть своеобразие объемной композиции. С этой целью обычно создаются разные уровни освещенности для различно ориентированных фасадов. Направленным светом выделяются архитектурные фрагменты – в первую очередь купол и главка с крестом. Именно так акцентируется внимание на самых значимых архитектурно-декоративных элементах, которые днем могут быть не очень заметны, но вечером в свете прожекторов превращаются чуть ли не в главное украшение. Словом, с помощью подсветки можно расставить нужные акценты и обыграть наиболее интересные художественные качества. К сожалению, в случае с освещением церкви Космы и Дамиана чрезмерная плотность застройки и некоторые технические трудности помешали выполнить задачу в полной мере.

Столешников, в отличие от Камергерского, освещен фонарями с натриевыми лампами. На отрезке от Тверской площади до Большой Дмитровки переулок по-прежнему освещен стародавними уличными светильниками на подвесах с характерным желтым светом. И этот участок как световой ансамбль интереса не представляет.

Желтая гамма света сохраняется и в пешеходной части переулка – от Большой Дмитровки до Петровки. Сам по себе этот спектр достаточно приятен, но известно, что натриевые лампы искажают цветопередачу. Это, между прочим, послужило причиной тому, что во всем мире отказались от натриевых ламп в пешеходных пространствах в пользу других источников, излучающих белый свет, – металлогалогенных, люминесцентных, индукционных.

Вот еще один заметный огрех – фонари, прикрепленные на кронштейнах к стенам зданий и предназначенные для освещения пешеходного пространства, имеют нерегулярный шаг и как бы «прилипли» к фасадам, создавая на них яркие пятна. Кронштейны, на которых они установлены, слишком коротки, и потому середина переулка не освещена.

Дополнительными световыми пятнами могли бы быть витрины. Но из-за различной освещенности и отсутствия общего стиля и единого режима функционирования они не прибавили переулку ни света, ни красоты. Еще одна неудачная деталь – подсветка одной из проходных арок. Слишком малы и маломощны лампы! Они не только неспособны подчеркнуть форму арки, что безусловно украсило бы ее, но и оставляют темным проем. А темная подворотня ночью ассоциируется только с опасностью. Хотя всего-то и требуется – заменить шесть ламп накаливания на четыре светильника с металлогалогенными лампами по 70 ватт! И арку бы осветили, и пластику ее подчеркнули бы.

Мне кажется, что Столешников утратил былую славу улицы самых лучших магазинов – и не приобрел взамен практически ничего, что могло бы привлекать сюда большое количество людей. Да и не обустроен он для этого. Негде присесть, отдохнуть, перекусить. Только в самом конце, на пересечении с Петровкой, поставили несколько скамеек, но свет здесь весьма ординарен.

Вообще, правильное современное освещение достаточно дорого. «Красота стоит денег» – вот универсальный девиз. Если заказчиком является город, то при выборе между дорогими, но надежными и долговечными приборами и дешевыми, но недолговечными предпочтение отдается дорогим. Логика проста: затраты на приборы окупаются меньшей энергоемкостью и длительным сроком службы.

Но частного заказчика убедить в этом удается далеко не всегда. И сама идея красивого вечернего лица дома, улицы, города оказывается скомпрометированной из-за «экономности» заказчика, выбирающего дешевый вариант, который, понятное дело, выпадает из общей картины.

Архитектурная подсветка, принадлежащая городу, включается одновременно с уличным освещением, то есть работает с наступления сумерек до глубокой ночи. Частные владельцы экономят и включают подсветку только тогда, когда она работает на них. Закрылись магазины – и тотчас в общей световой картине появляются темные каверны, разрушающие и общее впечатление, и хорошее настроение.  
 





2006-2019 © allbe.ru